Корабельные часы

Ваш отзыв

Возможно, всё бы для Павла Сергеевича закончилось трагически, если бы не случай. Однажды, в редкие дни просветления он встретил в городе бывшего сослуживца Николая Ивановича. Встретились приятели, обрадовались, разговорились.

Да, я забыл сказать, что на Дальнем Востоке есть мой тёзка – город Шкотово. Так вот именно в этом городе жил после выхода на пенсию Павел Сергеевич. Вернулся он домой, глянул трезвыми глазами на свою берлогу и ужаснулся грязи и внешнему её виду. Пока сослуживец решал свои командировочные дела, Павел Сергеевич, засучив рукава, принялся драить квартиру, как он не драил с курсантских времён. Он вытащил из квартиры гору стеклотары и мусора, очистил мебель и отмыл полы.  Наводя флотский порядок, только об одном молил, чтобы товарищ не явился раньше срока. Время от времени он привычно бросал взгляды на настенные часы, умоляя время не спешить. Но стрелки часов давно уже замерли, поэтому время текло само по себе.

Во время работы моряк почувствовал себя прежним человеком, вспоминая свою службу. Служба Павла Сергеевича начиналась ещё в предвоенное время, когда суровое дыхание войны ощущалось во всей жизни страны. Армия и флот перевооружались. В конце 1939 года со своим семилетним школьным образованием и специальностью дизелиста, полученной в фабрично-заводском училище при местной Тобольской МТС, попал он – житель зауральских степей матросом в первый экипаж подводной лодки класса «Л». Экипаж прозвал её «Ласточкой». Вскоре после ходовых испытаний «Ласточка» убыла нести боевое дежурство в составе Тихоокеанского флота. Служили матросы в ту пору семь лет. Так что всю Вторую Мировую войну стояли моряки-подводники нос к носу с японцами в ожидании провокаций и готовности достойно ответить на них. Японцы чувствовали это, позволяя американским кораблям выполнять в дальневосточные порты Советского Союза поставки военно-стратегических материалов и сырья по договору ленд-лиза. Подводники сопровождали эти суда, особенно при проходе Большого Курильского пролива. Дивизион подводных лодок участвовал и в заключительной военной операции войны с Японией – Курильской операции. Так что на форменке Павла Сергеевича вскоре заслуженно появилась первая награда – медаль «За победу над Японией».

Павел Сергеевич за эти годы так сроднился с флотом, что решил продолжить службу военного моряка в качестве офицера. И всё ладно шло у него, получил повышение в штаб флота. И всё бы ничего, да где-то по службе прокол вышел. Уволили по выслуге лет в запас. С той поры от обиды на всех и вся он запил горькую, доведя себя до такого состояния. Слаб духом оказался.

Читать далее >>>

 

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.