Два Валерия

Ваш отзыв

Движение по Волге было очень напряжённым; в навигацию Волга работала так, что какой-нибудь проспект в Москве мог позавидовать такому интенсивному движению. Вверх и вниз по течению по широко разлившейся реке двигались всевозможные деловитые танкеры и сухогрузы; неспешные буксиры тянули и толкали баржи, с сыпучими и строительными материалами; лихо пролетали «Метеоры» и «Ракеты» – пассажирские суда на подводных крыльях, посылая приветственные гудки степенным трёх и четырёхпалубным круизным судам. И ещё сотни каких-то мелких судёнышек сновали как челноки на ткацких станках костромских фабрик.
Неповторимый запах вод великой реки смешивался с запахами масел и дизельного топлива судов, создавая удивительный колорит ароматов. Одновременно с запахами каждое судно сопровождали индивидуальные звуки музыки и работы двигателей, журчания воды и криков чаек, разговоров и смеха людей, команд шкиперов и боцманов.
Засмотревшись и заслушавшись ребята не заметили теплоход, который резко притормозил в ожидании, когда ему освободят причал, и едва не врезались в его борт.
— Эй, мелюзга, не протарань мне борт! Суши вёсла! – металлический оклик раздался внезапно над головой струхнувших мальчишек. Это капитан с мостика прокричал в мегафон, многократно усиливший его голос. Потом ребята услышали приказ капитана, отданный матросам, – лодку зачекерить, команду лодки принять на борт!
Весь этот шум-гам проходил под взглядами десятков глаз пассажиров судна, высыпавших на правый борт, и их шутливые комментарии. Для них всё происходящее было развлечением, а для мальчиков – сущим наказанием.
Испуганных мальчишек вывели из лодки, и один из матросов повёл их на капитанский мостик.
— Кто такие? – голос капитана был трубным и навевал страх. Голос соответствовал его комплекции: плотный, с приятным русским лицом, чёрными усами и лукавинкой в глазах, – почему хотели таранить меня?
— Мы не хотели никого таранить – голос Валерки дрожал – я отвлёкся. Я думал, что когда вы пройдёте, то мы за вами спокойно пересечём фарватер, а вы остановились…
— А почему вы хотели пересечь фарватер? Вы знаете правила поведения на судоходной реке?
— Я знаю, но нам очень нужно было попасть на левый берег.
— Вот кааак? Вам очень нужно. А о безопасности судоходства не помним. А если бы вы под винты мои попали? От вас щепочек не осталось бы с вашим отвлечением. Придётся о вашем безобразии запись в судовом журнале делать и подавать рапорт начальнику порта. Пусть с ваших родителей штраф возьмут.
Мальчишки, не ожидавшие такого поворота событий, зашмыгали носами, готовясь в любую минуту разреветься. Потоки слёз, наполнив глаза, уже стояли наготове, чтобы пролиться ручьями. Капитан, видя это, уже сам был не рад своей суровости, поэтому смягчил напор в разговоре с этими, в общем-то, целеустремлёнными мальчишками.
— Лодку вам кто-то дал или сами стащили?
— Лодка моя личная, мне её папа подарил, – ответ Замкова был твёрд, слёзы пропали.
Генка подтвердил слова друга:
— Он правду говорит.
— Вот как! Так ты судовладелец, даже можно сказать – капитан судна, – голос капитана корабля потеплел, и он протянул руку, – тогда давай знакомиться, капитан.
— Валерий Замков, – рука мальчика шершавая и мозолистая утонула в огромной кисти капитана.
Смотри далее >>>

 

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.