Идеальный



«Не место красит человека, а человек место».

Работник производственно-технического отдела комбината Трунов был необыкновенным человеком во всех отношениях. В смысле нравственности – сама безупречность. Его фотография не сходила с Доски Почёта отдела. На его рабочем столе всегда идеальный порядок, лишней бумажки не сыщешь. Он по любому производственному вопросу мог дать справку и подписать любое требование, мгновенно сориентировавшись в своей знаменитой картотеке. Одним словом, идеальный работник. А в смысле физическом его подводил маленький рост и весьма заметный горб. Поэтому в свои тридцать с хвостиком был не женат, хотя являлся отзывчивым и добрым по натуре человеком, понимал шутки и сам охотно шутил.

Таким образом, исполнительный и незаменимый на производстве Сидор Африканович Трунов, вне работы кроме своей матери ни с кем не общался. В силу своей натуры дома он тоже был идеальным помощником матери, заменяя ей собой и дочь, и сноху, и несуществующих внуков. Он трогательно ухаживал за часто и длительно болевшей мамочкой. Сам закупал и приносил домой продукты, готовил еду и кормил ею больную. Убирал за ней, стирал её бельё, вязал ей из чистейшего мохера носки и комнатные тапочки.

Так и протекала его жизнь между работой и домом, не принося ему никаких житейских радостей, кроме радости общения с мамой.

Изредка мамочка позволяла Сидору почитать ей что-нибудь лёгкое из областной газеты или немудрёный детектив. Телевизор для него существовал лишь при трансляции “Голубого огонька” или “Семнадцати мгновений весны”. На что-нибудь другое ему времени не хватало.

Он не жаловался на свою судьбу и стоически переносил все тяготы бытия. При том он, единственный из отдела, умудрялся не болеть. Но, как говорится, и на старуху бывает проруха.  Как-то по весне Трунов где-то сильно простудился. Добравшись до поликлиники, он совершенно обессилил и с великим трудом открыл дверь поликлиники, где он бывал разве что во время  ежегодной диспансеризации. Вид его был ужасен, лицо пылало жаром, а воздух с хрипом и свистом клокотал в груди.

Участковый терапевт принял его вне очереди и, не отрывая глаз от писанины, задал свой дежурный вопрос:

— Как ваше здоровье, Сидор Африканович? – но когда взглянул на больного, не на шутку испугался – Что ж вы по поликлиникам шастаете, милейший? Вы б меня домой вызвали, а лучше «скорую».

Трунов страдальчески сжал своей маленькой ручкой грудь, и с хрипом прошептал – Давит что-то, дышать трудно. – В тот же час Сидора Африкановича госпитализировали с диагнозом “крупозное двустороннее воспаление лёгких”. Ночью больной умер от сердечной недостаточности.

Хоронили Трунова за счёт комбината. Сбережений у него не осталось. На похоронах собралось довольно много народу, начальник отдела произнёс проникновенное прощальное слово, где подчеркнул каким идеальным и незаменимым работником был Сидор Африканович, как много потерял отдел с его уходом. Затем он стал недалеко от матери покойного, которую видел впервые. Она стояла у гроба с сыном с совершенно сухими глазами. Когда заколачивали гвозди в крышку гроба, с её тонких губ слетело одно-единственное слово: “Отмаялась!” Окружающие её люди не поверили своим ушам и подумали, что ослышались. Но они не ослышались.

Вероятно, всю его сознательную жизнь мать за что-то мстила сыну и мучалась от этой мести. Может быть, за то, что он чересчур её любил, а она из-за этого осталась без мужской ласки? Кто же теперь узнает всю правду? Но после смерти сына мать преобразилась.

Через полгода мученица-мать вышла замуж за вдовца-фронтовика с приличной пенсией и, по слухам, ухаживала за ним не хуже, чем когда-то сын за нею. Куда только её хвори  делись.

Что касается ПТО, на место Трунова была взята девица, которая раньше, чем напьётся чаю и пару раз сбегает в туалет на перекур, ни одного требования не оформляла. Но ей прощалась плохая работа. Она была свежа, юна и, главное, приходилась племянницей начальнику отдела.

г. Новодвинск. 1979 г.





не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 3, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное