Дрова с секретом



Валерка Иволгин и Колька Смирнов – два закадычных друга.

Они жили хоть и в разных домах, но виделись ежедневно в школе номер три, сидя за одной партой в шестом бе. Но в нашем рассказе номер школы и класса не самые главные факты. Главное, что они виделись, много общались, причём не только в школе, но и в свободное время.

Колька частенько приходил к Валерке в гости, и они вместе со сверстниками начинали свои извечные мальчишеские игры: войнушку в заброшенном глиняном карьере, прятки в бурьянах за дровяными сараями, и просто посиделки с другими ребятами-сверстниками, когда рассказываются разные страшные истории с жуткими подробностями, подслушанными от родителей и знакомых.

Помимо всего прочего, карьер манил ребятню тем, что там периодически проводились стрельбы из автоматов и винтовок сотрудниками МВД и военизированной охраны. То есть, после стрельб можно было найти гильзы и даже неиспользованные патроны, учёт которых был поставлен из рук вон плохо. Так что у каждого пацана в запасе всегда была горсть боевых патронов.

Валеркино жилище представляло собой сборно-щитовую казарму времён Великой Отечественной войны поделённую на восемь квартир.  В каждой квартире была своя экономная печка-голландка, которая служила и для обогрева, и для варки пищи. Печки топились дровами. А как иначе в лесном краю топить, не углём же? Да тем более хороший уголь дорого стоил. Поэтому-то возле каждого сарая находилась поленница отлично высушенных за лето дров.

В принципе, ничего особенного и нового в этом нет. Так жили во многих местах миллионы советских людей по всей стране. Коммуналки процветали.

Вся беда состояла в разных уровнях зарплат и возможностей сотрудников МВД заселявших эту коммуналку. У Петра и Марии Пантусовых денег было меньше всех, поэтому их поленница была самой маленькой. Но топили свою печь они регулярно, а поленница у них таяла не очень сильно.

До поры, до времени этот факт как-то никого не настораживал. Умеют люди экономить и всё тут.

Я забыл сказать, что, играя в войну, ребята использовали для этой цели богатейший арсенал всевозможного оружия и защитных приспособлений: пистолеты и автоматы, сабли и мечи, ножи и кортики, шпаги и рапиры, щиты и кирасы. Всё это изготавливалось любовно, своими руками из всевозможных материалов, обнаруживая недюжинные таланты и способности ребятни. И это тоже было повсеместно: в Сибири, на Урале, в центре России, в Казахстане и на Украине – везде. Столярные и слесарные инструменты издавна обязательно были в каждой семье, в каждом доме, поэтому дети сызмальства обучались владеть ими.

Валерка и Колька договорились на первых школьных каникулах в ноябре несколько дней посвятить изготовлению и подновлению своего арсенала, понёсшего урон в летних битвах.

Вот тогда-то всё произошло. А всё Валерка.

Накануне каникул соседские девчонки Валя и Шура Замураевы встретили Валерку возле сараев и начали наперебой тараторить.

— А мы видели, как баба Маня у вас, и у нас, и у других дрова из поленниц таскала… Понемногу… По два-три полешка возьмёт, чтоб незаметно было… А мы заметили, а она нас не видела.

Валерка – парень жутко справедливый, решил бабу Маню от воровства отучить. Но сначала нужно было удостовериться, что девчонки правду сказали.

В первый же день каникул отец с утра был на службе. Мальчик пораньше встал и пошёл к поленнице за дровами. Ночью выпал снег, дрова изрядно припорошило. Валерка взял охапку дров и ещё несколько поленьев сверх того. Острым глазом приметил, как стала выглядеть поленница, и понёс дрова домой. Вскоре пришёл Колька.

Работая с оружием, Валерка изнывал:

— Как там дрова?..

Наконец он не выдержал и позвал Кольку на улицу, где объяснил другу причину своего беспокойства. Парни подошли к поленнице, и Валерка уверенно объявил, глянув на неё:

— Побывала она здесь, вот отсюда поленья исчезли. Я запомнил. – Потом сказал другу, – девчонки оказались правы, и я объявляю бабе Мане войну!

— Допустим, никакой войны ты не можешь объявить, ты не Верховный Совет СССР.

— Допустим, мы её положим, и по голому пузу проведём гипотенузу. – Ответил Валерка загадочной фразой. – Положим, мы, Колька, подложим ей такую свинью… Мы такое подложим, что баба Маня вовек заречётся воровать чужие дрова.

— Как это?

— Пойдём в дом, поможешь мне!

— А как же оружие?

— Так мы как раз будем делать новый тип оружия.

Через час новый тип оружия против бабы Мани был готов.

Я не буду раскрывать тайну изготовления и принцип действия этого оружия, скажу только, что патроны из старого глиняного карьера были его составной частью.

— Ну, как? – в двадцатый раз спрашивал Валерка друга, закончив маскировочную работу, – здорово я придумал?

— Здорово! Если бы сам не делал, ни за что бы не догадался, – отвечал Колька.

Два утра Валерка убил на то, чтобы разгадать принцип похищения поленьев бабой Маней, на третий день он подложил своё изобретение в поленницу именно в то место, откуда оно должно было взято, и старательно замаскировал его.

Нет, Валерка не был экстремистом, террористом, анархистом или явным хулиганом. Он был обычным советским школьником. Правда, этого простого школьника довольно рано исключили из пионерской организации. Ну, нельзя же было терпеть в пионерах человека, прилюдно оскорбившего на линейке председателя совета отряда. А он не оскорблял. Он вот таким, неординарным способом, высунув язык, выказывал свою любовь к Ирочке Завьяловой, в которую был влюблён со второго класса. И надеть вновь пионерский галстук отказался из гордости.

«Валерий Иволгин – гордый и справедливый человек!» – можно было бы написать на пьедестале с его бюстом. Только никто этот бюст создавать не собирался, потому что в своей борьбе за справедливость он мог натворить такого…

Шестого ноября, в субботу, часов в десять утра, когда большинство населения барака было дома, занимаясь либо приготовлением пищи, либо её приёмом, прогремел взрыв.

Народ быстро собирался у квартиры Пантусовых. Двери не было, её выбила взрывная волна. Баба Маня сидела на полу, сжимая голову обеими руками, покачиваясь и тонко воя на одной ноте «и-и-и-и-иии». Печи не было, её разметало взрывом. На почерневших стенах и потолке небрежными кляксами висели ошмётки того варева, что готовила хозяйка.

Сердобольные женщины-соседки увели бабу Маню к себе, отпоили валерьянкой и пытались выяснить, отчего произошёл взрыв.

Кто-то вызвал дядю Петю с работы. Он недалеко подрабатывал охранником на складе.

Пришёл участковый милиционер, покопался в остатках печи, составил протокол, после чего разрешил дяде Пете восстанавливать печь.

Вечером того же дня участковый, обходя квартиры, пришёл к Иволгиным. За разговором о том и сём он как бы случайно проговорился, что в топке печи у Пантусовых обнаружены гильзы патронов с неповреждёнными капсюлями. Хорошо, что пули были вынуты… При этом он бросил быстрый взгляд на Валерку. Но парень увлечённо рассматривал журнал «Техника молодёжи», тихо бормоча про себя: «… и по голому пузу, провели гипотенузу!». 

 22.01. — 05.03.2013                                                                   г. Кострома

 




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 9, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное