Рагу из зайца



Сочинитель Рюмочкин-Куличов в последние дни Страстной недели весь извёлся. Пост он воспринял так глубоко и серьёзно, что заболел и очередной его опус получился весьма трагическим.
— Ты что, не мог придумать ничего повеселее? – выдала сочинителю его супруга, выслушав рассказ в авторском исполнении.
— Где ж я тебе весёлое найду? – жалобно ответствовал простуженным голосом унылый писатель.
— Думай! Тебе лучше знать, где весёлые темы водятся, – отрезала жена.
Незадачливый сочинитель стал размышлять:
“Чемпионат мира по хоккею – это весело, но не по мне. И до него ещё не скоро”. – В это время Рюмочкин-Куличов увидел в окне величаво летящий клин гусей. Тот удалялся в северо-восточном направлении. Там в последние годы у самого города Кологрива в пойме реки Унжи собираются тысячи перелётных гусей-лебедей, подкармливаются и летят дальше в Арктику.
“Охотничья тема – то самое, что надо; самое весёлое связано с ней!” – подумал сочинитель. Он не был охотником в прямом смысле, но охотничьи рассказы обожал. На ум пришла повестушка одного из давних коллег по больничной палате, бывшего сельского тракториста. Рюмочкин-Куличов помнил, что по свежим следам, не доверяя памяти, записал повестушку в блокнот. Известно ведь, что писатели часто для своих сюжетов берут услышанные от народа подобные анекдоты.
Перерыв свой архив сочинитель разыскал запись и стал разбирать собственные каракули. Вскоре после того, как он закончил разбор, прозвучал звонок в дверь. Это я зашёл проведать друга и соседа. Мы поговорили о том, о сём, хлопнули по рюмашке азербайджанского коньяка – подарок писателю от одного его почитателя и спонсора – после чего мы стали разговаривать об охоте, вспоминая разные истории со своим участием, с участием других людей и книжно-журнальные истории. Весна, знаете ли, перелётная птица летит…
Честно говоря, мы оба были дилетантами в этом искусстве. После чего друг мне кратко поведал о сути своего рассказа. Он меня впечатлил. Дома я кроме всего прочего прослушал по «Радио России» очередной хит Николая Мамулашвили «Ни пуха, ни пера!». И вспомнил своего давнего друга, который эту присказку переиначил по-своему: «Ни уха, ни хрена!» или чуток покрепче. Народ наш хоть и простой, но иногда такую словесную «загогулину» выдаст, что не всякому литератору на ум придёт.

Алексей Губанов – крепкий, сбитый парень лет двадцати восьми работал в геологоразведке. Накануне того воскресного дня, о котором пойдёт речь, Алексей обнаружил по свежей пороше множество заячьих следов.
Он даже видел, как один или два зверька проскакали в отдалении.
— Обнаглели! – отметил про себя Алексей. – Я буду не я, если не добуду пару зайцев на жаркое. И рукавицы тёплые пора себе справить. На всякий случай выкопал в сугробе углубление – в аккурат метрах в двадцати против места заячьего шабаша.
В пятницу закончилась двухнедельная полевая вахта, все буровики алекссевой смены вернулись домой, к семьям, их место заняла другая бригада. Две недели отдыха нужно чем-то заполнить. Алексей, не долго думал по этому поводу, почистил свою двуствольную «Тулку» шестнадцатого калибра, набил патронами патронташ под завязку, оделся потеплее (ночью морозы падали уже за минус двадцать пять по Цельсию), встал на лыжи и пошёл за зайцами.
Идти было легко, лыжи шли ходко: наст лежал крепкий, а поверх его лёгкая пороша – чистая смазка. Пришёл Алексей в приметное место, укутался в белый балахон и залёг в сугробе в заготовленной нише.

Пока он лежал в ожидании жертв, в голову пришло множество всевозможных мыслей. Одна из них была связана с Павлом Надточием. Этот Павел, между прочим, ровесник и друг Алексея имел в своём характере одну нехорошую черту – любил спорить со всеми. И в спорах доходил до абсурда, доказывая, что его невозможно обмануть.
— Я любой обман выведу на чистую воду. Меня обмануть невозможно, ибо человек, желающий обмануть другого, непременно чем-нибудь себя выдаст. Мне достаточно увидеть этого спорщика и я его разоблачу.
— Как же ты сам? Ты тоже споришь, значит такой же враль, как и те, кого ты собираешься разоблачать.
— Я – честный! Я никогда не вру!
— Ты же знаешь, что из двух спорщиков один мошенник, другой – болван. Тебе, какой вариант подходит?
— Лучше быть честным простаком, чем извращённым мошенником. Но я не болван!
Эта тирада Павла вызвала у Алексея желание как-нибудь отучить друга от бахвальства. Он, правда, ещё не знал, как подступиться к проблеме, но хотел этого всенепременно.
В размышлениях Алексей едва не проглядел, как несколько зайцев показались на полянке. Их приманивал ивняк, но они были ещё далеко. Алексей замер в ожидании, когда грызуны перестанут осторожничать, и был вознаграждён трофеем. Две тушки распластались после точных выстрелов. Но охотник не спешил к добыче. Интуиция повелевала терпеливо ждать.
В нас во всех, несмотря на давление цивилизации, сохраняются генетические способности, унаследованные от прежних поколений. Женщина, не успев родить, уже знает, что делать с младенцем. Мужчина, если он не отморозок, идя на охоту или рыбалку, знает, как вести себя, выслеживая добычу.
Интуиция, унаследованная от далёких предков! И в данном случае интуиция Алексея не подвела.
Прошло не более часа, как, быстро перебирая лапками по насту, к заячьим тушкам прошмыгнула лиса. Пред ним был прекрасный экземпляр хищного зверя. Алексей выцелил так, чтобы не испортить великолепную шкуру этого легендарного, самого хитрого по повадкам зверя. Выстрел. И вот лиса улеглась рядом с зайцами.
Посчитав, что охота удалась, Алексей освежевал лису и, убрав добычу в рюкзак, отправился домой.

Дорогой читатель, давай порассуждаем об охоте и охотниках.
Даже само слово охота в русском языке интересно тем, что является синонимом слова желание. Как в своём желании мы готовы поступиться чем-нибудь, или преодолеть что-либо ради достижения цели, так и в охоте нужно быть готовым к неожиданностям, преодолениям, ожиданиям. Разные бывают виды охоты. Есть охота на дичь; есть охота на морского зверя и рыбу; есть «тихая охота» – собирательство грибов, ягод и прочих даров природы. Но все виды охоты по моим наблюдениям, требуют выносливости, выдержки, силы, смелости и сноровки. Нужно много знать, чтобы охота дала ожидаемый результат. Любой вид охоты не терпит дилетантов, дилетантам редко удаётся получить истинное удовольствие от охоты. Ибо дилетанта, прежде всего, обуревает жажда новизны, экзотика. А малейшие трудности, сбои, долгие ожидания и прочие необходимые и возможные условия охоты становятся для такого субъекта источником раздражения. И вся охота для него становится кошмаром.
Также разные бывают сами охотники. Одни охотятся ради удовольствия, для других этот вид деятельности – образ жизни. Одни охотятся с любовью к природе и не возьмут больше потребного. К ним, как правило, относятся профессиональные егеря, рыболовы или грибники и сборщики даров природы. Это – истинные охотники.
Есть браконьеры. Они часто тоже профессионалы, но природу эти люди не любят. Природа для браконьера – источник наживы. Что, у нас раньше не было охотников? Но люди, простые люди, знали и вкус дичи, и вкус осетров и стерляди, ели красную и чёрную икру по нормальным ценам, и дичь возами продавали. Теперь этого в помине нет, потому что браконьеры всё извели. Осенью и весной мы уже не видим огромных стай уток и гусей. Стремительно тают, исчезают нынче многочисленные виды птиц под неконтролируемой канонадой браконьеров на всём пути их следования.
Истинный охотник не будет демонстрировать свою добычу явно. Но часто попадаются среди охотников случайные люди. Когда вы видите на стенах дома охотничьи трофеи, а в шкафах чучела всевозможной фауны, вы имеете дело с любителем – дилетантом, которому важнее всего похвастаться добычей. Возможно, всё это куплено на рынках или на платформах станций у настоящих охотников во время коротких остановок где-нибудь на севере.
— А я стоял на номере, – вдохновенно сочиняет такой охотник, – вдруг на меня прёт зверь. Я стреляю. И вот он – мой трофей. Мнимый герой гордо показывает голову животного или шкуру зверя, оленьи рога или чучело песца. При этом зверь убит не им, а трофей куплен за деньги. В лучшем случае враль лишь при сём присутствовал.
Любят такие горе-охотники продемонстрировать свою добычу. На пояс навесят дичь не ими добытую и, словно древние охотники, показывают всем, какой он умелый и отважный.
Алексей, как мы видели, не был таким показушным охотником, но и не был профессионалом. Он был любителем в чистом виде. Любителем природы и любителем-охотником. Больше необходимого не уничтожал.
В свой родной посёлок Алексей въехал на лыжах, но затем снял их из-за множества машин снующих по улицам и понёс их на плече. Одного зайца он всё же из тщеславия прицепил себе к поясу. И, естественно, пока добирался до дома, привлёк этим внимание нескольких друзей. Все они напросились «на зайчатинку». И всех их Алексей приветил, пригласил. В том числе и Павла Надточия, друга своего закадычного. Как же без него?

Вечеринка удалась на славу! Рагу хозяйка приготовила отменное. Она вообще была прирождённой кулинаркой, несмотря на некоторую внешнюю безалаберность – порок свойственный молодости. Гости ели рагу и нахваливали, как само рагу, так и хозяев. Её за мастерство кулинарное, его за охотничье мастерство.
Естественно, под рагу было выпито немало всяких горячительных напитков: «Перцовок», «Зубровок», наливок и настоек – всё, чем были богаты прилавки поселковых магазинов. Но, странное дело, пьяных не было. Выпивали для веселья, чтобы попеть, потанцевать, поговорить, поспорить, но в меру, «не до поросячьего визгу», как говорят в народе.
Перед тем, как сделать передышку на перекур, то есть мужчинам выйти на свежий воздух и подымить цигарками и папиросами, а женщинам прибрать на столе и подготовить десерт, Алексей подначил Павла:
— Вот, ты говоришь, что разгадаешь любой обман. А мой обман сможешь обнаружить?
— Какой-такой у тебя обман?
— Да вот, хотя бы насчёт рагу. Ты веришь, что это рагу точно из зайца?
— Несомненно. Да ты что, думаешь, я никогда зайчатины не ел? – вскинулся Павел. Он вообще был холериком, поэтому спорил яростно, как говорят «до посинения». А тут ещё и выпитое в голову ударило, и Павел завёлся.
Более удобного случая привести своё намерение в жизнь, чтобы отучить друга от споров, Алексей не стал искать. Он ненадолго сбегал к соседу-чучельнику, у которого накануне в сенях видел две распятые шкурки кошек, одна из которых была белой масти с чёрными крапинами, а другая серая. Алексей повесил их у себя в чулане рядом со шкурками зайцев, также натянутых на распялки.
И вот, когда мужчины курили во дворе (сам Алексей не курил, но и от курильщиков нос не воротил), он вновь спросил у Павла:
— Так скажи мне, друг мой, веришь ли ты, что я вас всех обманул?
— Не верю! У тебя лицо честного человека. Оно говорит, что ты не врёшь.
— Хорошо, тогда я тебя спрошу по-другому. Всем вам достались нормальные порции рагу?.. Верно?
— Верно!
— А сколько нас было за столом?
— Два десятка едоков.
— Точно.
— А теперь прикинь, можно ли было из двух зайцев всё это сделать?
— Что ты этим хочешь сказать? – голос у Павла сразу протрезвел, и он даже побледнел, это было заметно всем при свете фонаря на крыльце.
— Ничего. Вон, загляни в чулан, и ты сам узнаешь, о чём я говорю.
Когда, Павел пошёл к чулану, Алексей быстро и вполголоса сказал всем остальным:
— Мужики, у меня всё честно, без обмана. Но так надо, пусть не бахвалится своей исключительной честностью.
Павел открыл чулан и, когда увидел и осознал увиденное, то немедленно выскочил на крыльцо. Его желудок взбунтовался. Рагу и вся выпивка тут же стремительно покинули опасное место. Этот фейерверк сопровождался гоготом зрителей.
Отплевавшись, Павел сказал:
— Что вы регочите, как ослы, он вас кошатиной накормил, а вы радуетесь, – и, обращаясь к Алексею, – такой подлости я от тебя не ожидал. Не друг ты мне больше после этого.
Некоторые заколебались, услышав слова Павла, но сосед-чучельник, призванный в свидетели, разъяснил, что кошки, чьи шкурки попали на распялки больше месяца назад, никак не могли попасть в сегодняшнее рагу. Чем и успокоил компанию.

Павел Надточий полгода вообще не разговаривал с Алексеем Губановым, пока ему не рассказали правду о злополучном рагу. С той поры, наученный горьким опытом, спорить и правдолюбствовать Павел стал с великой осторожностью. Вскоре случай подвернулся, когда его помощь другу оказалась воистину жизненной. Так они вновь помирились.
А случай с рагу из зайца получил широкую огласку и помнился ещё долгие годы.

Батамша – Кострома
23.09.2013 г.




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 2, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное