Кошкин дом



С п е к т а к л ь.

(Рассказ-быль)

Когда в конце третьего урока классный руководитель 2 «б» Евдокия Борисовна объявила, что состоится классное собрание, ребята недоумевали, по какой причине. Четверть только началась, набедокурить и нахватать плохих оценок ещё не успели. Так что объявление оказалось для всех нежданным, но ученики послушно остались. Правда, Валера Огнёв и Люда Васильева хотели, было улизнуть под предлогом того, что их автобус не будет ждать. (По утрам автобус привозил за четыре километра в школу всех учеников, живущих на железнодорожной станции, а после шестого урока – увозил обратно).

— Ваш автобус придёт лишь через два часа, и я никого не буду задерживать – уверила Евдокия Борисовна. Непримиримый борец за справедливость Валерка сдался без боя.

После звонка на пятый урок весь второй «б» сидел за партами, и в ожидании классной руководительницы негромко переговаривался по поводу собрания. С каждой минутой напряжение возрастало, но громкого шума не было, вся дискуссия шла вполголоса. Евдокия Борисовна строго относилась к крикунам и не терпела громкого шума в классе даже во время своего отсутствия.

Неожиданно, когда напряжение стало максимальным, дверь отворилась, и Евдокия Борисовна вошла в класс с огромной книгой в руке. Раньше она приносила книжки такой величины: «Приключение Буратино или Золотой ключик», «Сказку о царе Салтане» или «Конёк-горбунок» и ученики по очереди читали их вслух на уроках чтения. Валерка тут же разочаровано протянул:

— Ну, во-о-о-т, стоило ради этого оставаться…

Евдокия Борисовна не стала вступать с ним в диалог, понимая его бессмысленность. Валерка мог так долго долдонить о чём-то своём, что начисто забывалась истинная причина начала разговора. Она подошла к своему столу и необычно мягко и мечтательно обратилась к детям, вглядываясь в их лица:

— Ребята, как вы собираетесь встретить Новый год? Коля, например, как ты хочешь встретить новогодний праздник? – обратилась учительница к Коле Бестерову, сидящему на первой парте среднего ряда прямо перед нею. Коля встал и уже собрался ответить чётко и обстоятельно, как на уроке, но не успел. Его перебил Валерка:

— Я поеду на Новый год к дяде в Кушмурун! – Загадочное слово Кушмурун ласкало непоседу больше, чем других привлекают Крым или Ленинград.

— Валерий, имей терпение! – одёрнула мальчика учительница – Я спросила Колю, пусть он расскажет о своих планах.

— Евдокия Борисовна, я пока не знаю, чем буду заниматься в Новый год, до праздника ещё почти пятьдесят дней, а я не могу планировать так далеко. – Коля знал, что он умный и очень гордился этим. Он учился только на «хорошо» и «отлично», ни с кем не вступал в конфликты, был выше всех ростом, кроме второгодника Кости Петренко. Всё это позволяло ему дружить с самой красивой девочкой в классе – Алей Маляревской, с которой он сидел за одной партой.

Отчего-то вдруг погрустневшая Евдокия Борисовна позволила Коле сесть на место, поправила выбившуюся прядку волос за ухо, одёрнула свой рабочий пиджачок, попутно смахнув с рукава невидимую пылинку, торжественно произнесла:

— Дети, если вы ещё не заглядываете так далеко, то я сделала это за вас. К Новому году мы с вами будем ставить спектакль по книге детского писателя и поэта Самуила Яковлевича Маршака «Кошкин дом». – Она подняла со стола принесённую с собой книгу и показала её всем, затем развернула и принялась читать и читала с выражением, что называется, в лицах. Поднявшийся в классе шумок, затих по мере чтения сказки.

На напряжённых от внимания ребячьих физиономиях отражались все их переживания – от жалости к маленьким котятам, до торжества за возмездие жестокосердной кошке, от смеха над глупыми гостями кошки, до сочувствия ей же во время её скитаний после пожара. Кончилось всё радостью, что скитания Кошки, Василия и племянников завершились, и они мирно зажили в новом доме, а Кошка, узнав нужду, стала доброй. По ходу чтения Шурка Шапкин негодующе высказался по поводу свиньи, не пустившей к себе Кошку:

— Свинья – она и есть свинья, на колбасу её! – его реплику класс поддержал дружным смехом.

Евдокия Борисовна окончила чтение сказки, посмотрела на расшалившихся ребят и спросила:

— Ну, как, понравилось? Какие будут предложения? – тотчас руку поднял Славик Пехота.

— Можно мы будем играть кошкиных племянников? – братья Пехоты. Толик и Славик были двойняшками и самыми маленькими по росту среди одноклассников. С детского сада на всех концертах они всегда выступали дуэтом, играя на маленьких, подстать им самим, гармошках ливенках. Их главный недруг Костя Петренко с задней парты прокартавил:

— Вы Котят будете изобгажать с гагмошками? – сидящая рядом с ним его родная сестра Катюша Петренко больно пихнула брата локтем в бок: “Молчи, дурень!” Все в классе знали, что Катюша была тайно влюблена в Толика Пехоту и выпад против него кого бы то ни было, даже старшего брата, считала личной обидой. Костя охнул и проглотил очередную насмешку, едва не сорвавшуюся с его языка.

Он хотел предложить на роль Свиньи толстушку Любу Лазаревич, но эта мысль напрашивалась ещё нескольким ребятам, и в первую очередь Валерке Огнёву, однако его опередил Шурка Шило: “Пусть Свинью играет Лазаревич!”

Любочка к своей полноте относилась весьма терпимо, поэтому молча зарделась от оказанного ей доверия и лишь прошептала сидевшему рядом с нею Валерке:

— Неужели Евдокия Борисовна не мне отдаст эту роль?

Но учительница услышала эту трагическую фразу и поспешила угомонить всех:

— Дети, не нужно шуметь и спорить! Я для себя наметила исполнителей ролей, но вы можете отказаться или внести свои предложения. Весь класс, все тридцать детей замерли в ожидании приговора. Души каждого мальчика и каждой девочки жили ожиданием решения вопроса, кому достанутся главные роли. Равнодушных в такой ситуации не было, поскольку почти каждый мог представить себе, как он будет прекрасно выглядеть на сцене. Напряжение росло… На какой-то момент в классе установилась такая тишина, что можно было слышать перестук детских сердец. В этой драматической тишине голос Евдокии Борисовны был подобен раскату грома в предгрозовой тишине природы.

— Кошку будет играть…– учительница медленно обвела взглядом все тридцать пар глаз, остановившись на девочке с первой парты, и буднично завершила – Алечка Маляревская. Девочка от неожиданности вскочила со своего места, повернулась направо, налево, назад, села и стала рыться в парте, заглядывая туда, словно желая спрятаться от всех в портфеле. – Алечка, что ты там забыла? Может быть, ты что-нибудь нам скажешь? Пожалуйста, сообщи нам своё мнение. – Учительница явно волновалась вместе со всеми

— Спасибо, Евдокия Борисовна! Я… Я согласна! – вскочившая девочка была пунцовой от назначения на роль и потрясенной от неожиданности. Обычно бойкая и активная Аля внезапно оробела от свалившейся на неё ответственности и повышенного внимания. Быть примой не легко!

— Кот Василий – Коля Бестеров.

Коля неспешно встал и сказал: “Я смогу сыграть эту роль!” с такой интонацией, что все почувствовали – Коля исполнит роль кота Василия лучше всех.

— Хорошо, Коля, садись! Козла сыграет Алёша Баранов. – Продолжила Евдокия Борисовна, но её слова потонули во всеобщем хохоте. Совпадение роли и фамилии вызвало безудержный смех в классе. Даже учительница, когда до неё дошло озвученное ею совпадение, улыбнулась, но не стала задерживаться на этом и продолжила список дальше. – Козу будет играть… будет играть… – её взгляд заскользил по лицам учеников.

Леночка Добруджа вскинула руку вверх и, тряся ею от нетерпения, выкрикивала:

— Можно я. Можно я буду играть Козу.

— … Козу будет играть Эмма Белова. – Евдокия Борисовна вновь сверилась со списком. – Зато у тебя, Леночка, будет роль Курицы.

Леночке было всё равно кого играть – Козу или Курицу, была бы роль и она успокоилась. А Эмма, напротив, разволновалась. Маленькая, болезненная девочка, незаметная среди сверстников, словно мышка-норушка, была потрясена тем, что её заметили. В волнении она сжала свои ручки в один кулачок, прижала его к груди и запричитала:

— Неужели я?.. Ой, я не справлюсь!.. Ну, как же… и вдруг я… Козу?…

К ней обернулся Алёшка – её будущий партнёр, представлявший в роли Козы Таю Лепёшкину или Клару Мельник, но никак ни Эмму, и прошипел:

— Боишься, так откажись, но не стони у меня за ухом! А то я никого, кроме тебя не слышу.

— Ничего я не боюсь! А ойкаю совсем даже не со страха, а от радости. – Также шёпотом ответила Эмма, сверкая глазками от счастья.

— Дети, я ещё не закончила распределять роли, помолчите немного! – Строго сказала классная руководительница, постучав по столу тупым концом карандаша, когда в классе стало слишком шумно. Обернувшись к Лазаревич, она спросила – Любаша, хочешь играть роль Свиньи?

— Конечно, хочу! – девочка захлопала в ладошки, подскакивая от радости на парте, – Спасибо, Евдокия Борисовна!

— Хорошо, хорошо. Не спеши благодарить, садись. – Помолчала немного и спросила у класса – Доверим Славику и Толе играть роли Котят? Как думаете, не подведут?

Крепыш Толик Пехота – старший из братьев – сомнений не вызывал, он редко болел, по жизни являлся парнем основательным. Но Славка, напротив, слыл легкомысленным и бедовым мальчишкой. Славка был самым слабым звеном в цепочке ролей. Однако класс дружно загудел:

— Доверим… Конечно не подведут… Пусть только попробуют… Если подведут, будут иметь дело со мной! – Шурка Шапкин поднял вверх кулаки и начал боксовать ими, показывая, как именно он будет воздействовать на нарушителя, облечённого всеобщим доверием.

— Раз ты такой задиристый, доверим тебе роль Петуха – остудила Шуркин пыл учительница.

— Нет, нет! – С пылом запротестовал Шурка. – Евдокия Борисовна, я не могу играть в спектакле, да и не хочу…

Евдокия Борисовна не стала настаивать и спросила у добровольцев:

— Кто хочет сыграть Петуха? Вова Тарасюк, хочешь? – Тарасюк с сомнением покачал головой: мол, не знаю. Он был флегматиком и для роли Петуха мало походил. – Ладно, пока будешь ты, а позже посмотрим. – Подытожила учительница общение с Вовкой.

Шурка Шило скромно промолчал, имея кучу двоек по всем предметам. По двойкам его опережал только Костя Петренко, так что высовываться было бесполезно, на спектакль подбирали только хорошо успевающих. Промолчали и другие слабо успевающие. Петя Коваль так же ни на что не претендовал – он сильно заикался, но неожиданно ему предложили роль Барана. Петя от натуги и смущения покраснел, затем высказался:

— Я н-н-н-не см-м-м-м-ог-г-гу.

— Сможешь! Роль небольшая, слов в ней немного. Я расскажу тебе, Петя, как нужно исполнять твою роль. А напарницей у тебя будет Клара Мельник, которая сыграет Овцу.

В это время Валерка Огнёв обиженно сопел за партой и беспрестанно смотрел на отцовы карманные часы «Победа» на длинной цепочке, которые он то вынимал из кармана штанов, то вновь прятал в карман. При этом без счёту хлопал откидной доской парты. Этот стук надоел Евдокии Борисовне, и она осчастливила Валерку.

— А ты, Огнёв, будешь Бобром, начальником пожарной команды. – Валерка воспринял роль, как само собой разумеющимся,

— Кому же, как не Огнёву бороться с огнём пожара! – мгновенно среагировал Валерка на назначение.




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 1, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное