Бававади




Малыш, едва научившийся ходить, начинает осваивать пространство квартиры, где он живёт.

Конечно, он уже давно знает, что мир огромен. Он открыл это ещё во время прогулок на детской коляске. Он знает, что существуют дома и большие деревья, что по улицам снуют люди и машины, что существуют различные птицы, издающие какие-то звуки, что из облаков с неба то льёт дождь, то выпархивают белые пушистые снежинки. И малышу нравится ловить этих мгновенно исчезающих мушек.

Но дома всё иначе, чем на улице. Дома он и одет по-другому, и занятия у него другие.

Малыш проснулся в своей кроватке и молчит, никто даже не догадывается, что он проснулся и уже открыл глазки.

Вот он вылез из кроватки и пошёл на разведку. Пошёл – это громко сказано, – поковылял.

Нет ничего интереснее, как наблюдать за ребёнком, который перевалил этап ползания и начинает ходить. Вначале он подползает к какой-либо подходящей мебели и, цепляясь за нее, встаёт на ножки. В глазах ребёнка бездна интереса к окружающему, он изучает мир методично и последовательно. Вначале ему попались предметы мебели и игрушки. Постороннему наблюдателю кажется, что малыш разбрасывает выложенные игрушки.

Нет-нет, он их изучает. Изучает объём и форму, совместимость предметов друг с другом. Главный вопрос ребёнка к окружающим вещам:

— Как они могут?

То есть для чего та или иная игрушка или вещь и что интересного они могут сообщить ребёнку при его общении с ними. Юла вращается и гудит, музыкальный молоток издаёт резкий звук, когда им бьют по другому предмету. Кружки разной величины можно снять с палочки и надеть на неё, последовательность сборки пирамиды роли не играет, главное, процесс.

Наконец, освоившись с игрушками, ребёнок уверенно начинает перемещаться по дому. Он изучает географию квартиры. Дом деревянный старой постройки, в нём между комнатами высокие пороги, уж больно их много, но исследователю эти преграды нипочем. Карапуз настойчив и трудолюбив. Ползать малыш умеет, потому порожки преодолевает ползком.

В доме много чего интересного. Вот выпуклый массажёр для ступней ног. Им можно играть разнообразно: либо пальчиком катать колёсики, либо использовать, как машину. Можно сесть в массажёр верхом, тогда колёсики щекочут попу, не привычную к жёстким и бугристым предметам. Но лучше всего катить эту игрушку, толкая на коленях или таская за верёвочку.

Неожиданно малыш натыкается на деда. Тот сидит на низенькой табуретке у изразцовой печи и растапливает дрова в топке. Малыш подбирается к печи, трогает пальчиком узоры на изразцах, внимательно их рассматривает. В это время пламя занялось, охватило сухие берёзовые и сосновые поленья. Огонь, набирая силы, заполыхал, загудел. Поленья затрещали бойкой скороговоркой, выбрасывая искры, которые уносятся вслед за огнём.

Карапуз, завороженный игрой огня, тянет ручки, чтобы схватить искорки, но дед мягко сдерживает порыв любопытного внука:

— Нельзя, здесь горячо. Ручки обожжёшь. – С этими словами он плотно закрывает дверцу…

Говорить малыш только-только начинает. Народу в доме много, всех как-то нужно назвать. Мама, баба, папа, дедя, няня и ещё пара десятков слов – всё, что произносит ребёнок, но понимает значительно больше. Поэтому на предостережение отвечает правильно – немедленно отходит от печки.

Но надо же узнать, что такое «горячо!». И едва дед отвлёкся, любопытство толкает карапуза к закрытой дверце. Чугунная дверца уже нагрелась. Едва коснувшись её, исследователь тут же понял, что значит горячо.

Горячо! Ребёнок быстро отдёргивает руку. Он не обжёгся, потому не заплакал, но этого опыта ему стало достаточно, чтобы понять опасность от нагретого металла. Никакие увещевания и запреты не остановят неугомонного исследователя, пока он не ощутит опасность собственной кожей, своим сознанием.

Обиженный на печь малыш оставляет массажёр и, преодолевая порог уже освоенным способом, возвращается в свою комнату к привычным игрушкам. Игрушек у ребёнка много, все они разложены посреди комнаты на пикейном одеяле. Рядом с пирамидкой, кубиками, юлой, каталками и машинками расположились пищалки, дудки и барабан. Но больше всего малышу нравится музыкальная рулетка, похожая на гитару или мандолину. Кто-то из домашних малыша назвал эту звучащую игрушку балалайкой. Карапузу название очень понравилось, но поскольку многие буквы он не выговаривает, то переводит на свой лад и называет балалайку бававади.

Душа ребёнка требует музыки и песен.

Он решительно берёт балалайку, затем медленно-медленно вращает ручку и сосредоточенно вслушивается в каждую нотку, извлекаемую из игрушки. Головка ребёнка во время этого процесса склоняется то вправо, то влево. Этим малыш напоминает щеночка или котёнка, вслушивающегося в человеческую речь в начале их знакомства.

Постепенно ручка убыстряет движение, и малыш прослушивает весь звукоряд, сопровождая каждую нотку слогом. Получается что-то наподобие песни с музыкальным сопровождением.

Ба-ва-ва-ди. Ба-ва-ва-ди. Ба-ва-ва-ди.

Ребёнок начинает круговое движение вокруг игрушек и одновременно с этим ускоряет вращение ручки на игрушке. Звуки сливаются в непрерывное рондо, сопровождаемое ускоряемым скандированием любимого слова – бававади-бававади-бававади-бававади…

Карапузу мало детской комнаты и он «идёт в люди» со своим творчеством. Уже высокие пороги не являются серьёзным препятствием. Музыка помогает быстро преодолеть их, и новоявленный бард предстаёт перед благодарными слушателями. Подобно музыканту военного оркестра он бодро шагает под музыку и поёт неповторимые слова: бававади-бававади-бававади-бававади.

Весь «концерт» умиляет слушателей. Они уже мысленно видят его будущим музыкантом.

А он не музыкант, не исполнитель. Он — обыкновенный, любознательный ребёнок.

 

г. Кострома.

12.12.2009 г.




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 5, среднее: 4,60 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное