Распутица



Лейтенант Казаков, заместитель командира роты, оставался в расположении за старшего. Днём раньше его командир роты с разрешения командования отправился домой на отдых на три дня, из которых сутки отдыха вылетали на дорогу в гарнизон и обратно. Это происходило из-за весенней распутицы, вследствие чего большая часть грунтовой дороги оказалась разбитой техникой и на протяжении двадцати километров, до бетонки, затянута вязкой жижей. Так что этот путь приходилось преодолевать пешком по обочине дороги, поскольку любой попутный транспорт, даже «Уралы» высокой проходимости, неизбежно засасывало на какой-нибудь колдобине.

По случаю воскресного дня солдаты и сержанты, кроме лиц суточного наряда с самого утра были свободны от выполнения служебных обязанностей и занимались личными делами. Кто-то писал письма «на родину», кто-то читал газеты, журналы, книги, иные увлечённо играли в нарды, шашки или шахматы. Кое-кто предпочёл в этот апрельский день позагорать. Место для этого было удобное: ровная площадка у подножия холма, грунт из которого послужил для ремонта шоссейной дороги Демянск – Полново. На прогретой ярким солнцем площадке просторно разместились четыре палатки и дощатое сооружение, да оставалось ещё много места для игры в футбол или волейбол. Так что, загорать было где, к тому же полезла молодая, сочная зелень

Казаков и старшина роты Чибиряк уединились в дощатом помещении, бывшем кухней и, по случаю тёплой погоды, столовой, чтобы обсудить сложное положение роты, из-за отсутствия продуктов. Почему ротный уехал, оставив вверенное подразделение без продуктов, не совсем было понятно. Однако нужно искать выход. Их было два. Первый и наиболее простой – попросить помощь у жителей деревушки, находящейся под боком, всего в двух километрах от расположения. Второй, радикальный и трудный – идти пешком до Едрово двенадцать километров по раскисшей дороге и тащить продукты «на горбу». Второй вариант обеспечивал роту разнообразными продуктами в большом ассортименте из армейского склада. В деревне же, настолько маленькой, что там не могло быть магазина, можно было рассчитывать лишь на картошку и квашеную капусту из домашних погребов. За другими необходимыми продуктами её жители сами хаживали в Едрово, где был большой магазин сельпо.

— Чем мы располагаем, старшина?

— Обед и ужин обеспечу полностью, а на завтрак только несладкий чай, да хлеб с маслом, товарищ лейтенант. Старшина, хотя и был старше лейтенанта по возрасту лет на десять, субординацию соблюдал неукоснительно.

— Мало! – жёстко сказал офицер.  – Сахар разделить надвое, чтобы утром чуть послаще было. Да и тушёнку на утро нужно оставить.

—    Я не могу варить кашу, не из чего. Риса на утро останется.. – Чибиряк открыл свою расходную книгу и принялся в уме подсчитывать остатки, смешно шевеля губами – …да, риса останется чуть меньше двух килограммов, чуть больше перловки и пшена, около этого ячневой крупы. Пшеничную крупу сегодня съедим. Да, ещё есть килограмма три макаронных изделий. И всё, больше запасов нет! – Старшина расстроено загрустил, понимая, что подвёл ротного и подставил вот этого, в общем-то, ещё зелёного лейтенанта, да и себя тоже. Ведь знал же, что так может случиться, а не решил с ротным вопрос.

Лейтенант понял состояние старшины, положил успокаивающе свою ладонь на его руку, и тихо произнёс:

— Ничего, Филипп Григорьевич, прорвёмся. А утром закладывайте все остатки вместе!

— Что же это за стряпня будет? Солдаты вряд ли будут такое есть…

— Всё съедят за милую душу, да ещё, вот увидите, добавку просить будут!

— ?? – старшина с сомнением посмотрел на уверенного лейтенанта, но возражать не стал.

— Не сомневайтесь, мне подобную историю рассказывал один старшина-фронтовик, как он на войне выкручивался. А у нас с вами, чем не фронтовые условия? Только что не бомбят и не стреляют по нам. – Помолчал немного, обдумывая что-то, потом решительно сказал. – Прикиньте, сколько людей с собой возьмёте, вот им – добавку в первую очередь, а те, кто со мной останутся, обойдутся одной порцией!

— Эге, молодой, да не такой уж он и зелёный, – подумал старшина, а вслух сказал – хорошо, так и сделаю! С собой возьму, если не возражаете, взвод сержанта Хайрулина.

Вертолёт с Заместителем Министра обороны на борту облетал площадки почти готового комплекса. Несмотря на распутицу, темпы работ были высокими.

— К майским праздникам управитесь? – спрашивал Маршал у сопровождавших его руководителей.

— Машины вязнут, подвоз грузов срывается, но мы стараемся – докладывал начальник строительства – подсохнет грунт, темп работ увеличиться.

— Я думаю, изделия в шахты сможем поставить даже раньше срока, это не помешает доделать второстепенные строительные работы. Во всяком случае, к Первомаю комплекс станет на боевое дежурство! – высказался командир ракетной дивизии.

Маршал слушал доклады, а сам посматривал в иллюминатор, оглядывая окрестности. Неожиданно он заинтересовано спросил спутников, прерывая их объяснения, – Что это за процессия? Мы можем сесть где-нибудь поблизости?

Вдоль дороги, где, увязнув в грязи, беспомощно застряли автомашины, цепочкой двигались солдаты с поклажей на спине и головах. Вертолёт сел на небольшую сухую площадку перед головой цепочки и в проёме двери показалась сухощавая фигура Маршала.

— Откуда бойцы идёте, что несёте? – спросил он у подбежавшего старшины Чибиряка.

Оправив одежду и разгладив складки гимнастёрки, старшина лихо козырнул:

— Товарищ Маршал Советского Союза, группа солдат третьей роты энского военно-строительного отряда возвращается в расположение с продуктами.

— Почему на себе переносите?

— Вон, видите, машины застряли, на них нет никакой надежды, а рота без продуктов осталась. Как же мы без еды задание выполнять будем?

— Сейчас вы здесь, кто же задание выполняет?

— Лейтенант Казаков! Он нас за продуктами отправил, а с оставшимися выполняет двойную норму задания. – Чибиряк уже освоился в разговоре с Маршалом и отвечал свободно. Поляна заполнилась подходящими солдатами.

— Ну что ж, молодцы, желаю вам хорошо трудиться! В этом и состоит ваша служба, а от вашего труда зависит боеспособность других родов войск. Спасибо за службу!

— Служим Советскому Союзу, отвечали Маршалу подтянувшиеся солдаты и старшина.

Маршал скрылся внутри салона, дверь закрылась, лопасти вертолёта бешено завертелись, машина поднялась и как-то боком полетела вперёд, выравниваясь в полёте.

Усевшись на место, Маршал увидел, что цепочка солдат растягивается. Через время он обернулся к спутникам и негромко сказал:

Вот теперь я верю, что вы выполните задание. Лейтенанту Казакову от моего имени объявите благодарность!

 

 




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 2, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное