Встреча на просеке



Утро того июньского дня я встречал рано. Шёл пятый час, но солнце уже довольно приподнялось над горизонтом и тотчас начало припекать. Быстро сполоснувшись со сна водой из-под крана, оделся и, не завтракая, поспешил на службу. Несмотря на то, что в новой части я служил чуть менее двух недель, дорогу в расположение подразделения я уже изучил. Идти нужно было по идеально прямой лесной просеке около пяти километров. На всём протяжении пути просека была вымощена лежнёвкой, напоминающую бесконечную стиральную доску, которая проходила по большей части в сосняке. Однако в низинных затенённых участках сосны милостиво уступали место лиственным породам – березнякам, осинникам, да плотному кустарнику.

Где-то за этими зарослями мирно петляет речка Березайка.

Ярчайшими бриллиантовыми россыпями сверкали капельки росы под лучами солнца, косыми росчерками, пронизавшими всё свободное пространство между деревьями и создавшими в этом пространстве удивительную, неосязаемую вязь света и теней, которую не воссоздать никаким человеческим гением. Невидимые птахи, проснувшиеся с зарёй, перекликались в вышине деревьев, заполняя и без того плотный от влаги утренний воздух своим прелестным многоголосием. Нужно ли говорить о целебности этого лесного воздуха кроме всего прочего напоенного ароматами трав и лесных цветов. Лёгкие наполнялись этим великолепием, а настроение, и без того прекрасное, требовало песен.

Бревенчатый настил лежнёвки очень напоминал верхнее строение железнодорожного полотна, разве что не хватало рельсов. Поэтому на ум шла популярная песня:

…Опять от меня сбежала

Последняя электричка,

И я по шпалам, опять по шпалам

Иду домой по привычке.

Слова песни не соответствовали истине – ведь я шёл вовсе не домой, а из дому, но это было неважно. Напевая, я в хорошем темпе прошёл уже большую часть пути, как услышал впереди себя какой-то шум. Шум был пульсирующим и напоминал звук поезда, движущегося в тесном лесном коридоре. Он заставил меня замолчать, но при этом скорость моего движения не снизилась, время поджимало. Внимание обострилось. По мере усиления шума я всё чаще посматривал в ту сторону, откуда он доносился. Дорога неуклонно шла под гору, в болотистую низину. Две болтливые сороки уселись на высоких деревьях и, поглядывая на меня, начали шумно сплетничать.

— Кто это там ломится? – думалось мне. – Электрички тут быть не может. Медведь? Но медведи — народ осторожный, двигается мягко. Кабан?..

Действительность превзошла все ожидания. На просеку из чащи леса, больше напоминающего кустарник, метров за сорок впереди меня вышел лось. Нет, пожалуй, не вышел, а с шумом и треском, ничуть не таясь, словно его кто-то подгонял, вывалился из зарослей. Увидев лесного жителя в три четверти тонны живого веса, я остановился. Остановился и лось. Кто-то мне говорил или, возможно, я прочёл, что лоси подслеповаты, плохо видят вдаль. Но между нами было расстояние всего ничего, поэтому мы могли спокойно изучать друг друга. Страха не было, с обеих сторон было явное любопытство.

Насколько возможно я принялся разглядывать лося, стоящего в пол оборота ко мне. Это был огромный высоконогий самец с мощной грудью с широкими развесистыми рогами, похожими на лопаты на взгляд не менее трёх метров в размахе с многочисленными отростками, что говорило о его возрасте. Я знал из книг, что число отростков на рогах зверя возрастает с каждым годом, и мне представляется – мы были ровесниками. Поразили очень большие – больше коровьих – подвижные уши, под горлом, подобно огромному боталу, болтался мягкий кожный вырост. Лесной великан, вытянув голову, прядал ушами и шумно втягивал ноздрями воздух. Обоняние и слух у него – главные источники информации об объекте, находящемся на удалении.

Вероятно, во мне лось обнаружил тоже немало странностей. Но, не обнаружив для себя угрозы и чувствуя полное отсутствие какой-либо агрессии и моё смирение, принял единственно правильное решение – продолжить путь. Он пересёк лежнёвку и, гордо подняв голову, мирно ушёл в чащу. Сначала было тихо, вероятно зверь осторожничал и таился, но вскоре послышался прежний треск, который удалялся всё дальше и дальше.

Я тоже продолжил путь, размышляя о неожиданном происшествии.

— Повезло тебе, – объяснил мне сведущий человек, охотник, которому я рассказал о встрече с лосем, – мирный он был. Вот если бы встреча ваша пришлась на время гона лосей, вряд ли бы ты легко ушёл…

Валдай – Кострома.

1968 – июль 2009 гг.




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 2, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное