Русантия




“Так же, как Галактика не ограничена
пространством, жизнь не ограничена во времени”
Вань-си, астроном и философ.

 

Вместо пролога.

 

У могущественного бога Солнца Гелиоса был сын. Звали его Фаэтон. Гелиос безумно любил сына, лелеял его и баловал, когда тот был мал. Зная о привязанности отца, подросший Фаэтон становился всё более своенравным и безрассудным. Единственно, что не позволял Гелиос сыну – управлять квадригой, на которой он сам ежедневно совершал объезд владений. Но Фаэтону страстно хотелось с молодецкой удалью промчаться на квадриге.

Однажды тёмной ночью, когда Гелиос отдыхал, Фаэтон поймал отдыхавших огненных коней отца, запряг их в квадригу, вскочил в неё и понесся во весь опор. Непривычные к такому ритму кони понесли. Фаэтон уже не мог управлять квадригой, огненным росчерком мчавшей по чёрному небу. Бессильный что-то сделать вскричал Фаэтон:

Отец, помоги!

Мгновенно проснувшийся Гелиос метнул в квадригу свой огненный жезл. Вспышка. И квадрига, разлетевшись на миллионы осколков, перестала существовать. Спросонья отец погубил и сына.

Кстати, от огненной вспышки у некоторых людей кожа почернела. С той поры возникла негроидная раса.

Так легенда рассказывает нам о гибели планеты Фаэтон, бывшей некогда между орбитами Марса и Юпитера и возникновении пояса астероидов на её месте.

Позже, когда люди проникли в тайны ядра радиоактивных элементов, создали атомное и водородное оружие, возникла теория гибели планеты от взрыва ядерных зарядов и участия океанской воды в процессе ядерного разрушения планеты Фаэтон.

 

I. Находка.

1. Чандра Сингх.

 

Пой свои песни, пей своё вино, герой!

Ты слышишь, опять он о том, что всё впереди.

Стоя на крыше, ты тянешь руку к звезде

И, вот она бьётся в руке, как сердце в груди.

Что же нам делать с птицей далёких небес?

Ты смотришь сквозь пальцы на неё,

Но свет звезды слишком ярок и чист.

Звезда говорит тебе: “Пойдём со мной!”

Ты делаешь шаг в бездну.

Но звезда, вырвавшись из твоих рук,

Птицей вольной летит вверх,

А ты, беспомощно вращаясь, падаешь вниз.

Возможно, когда–нибудь тебе удастся

Подняться в безбрежную высь,

И ты станешь одной из бесчисленных звёзд.

И кто-то обязательно придёт тебе на смену.

Когда ты умрёшь, он примет твой пост.

Так пой же свои песни о дальней звезде, герой,

И не роняй слёз своих в волшебный нектар!

Прочитав эти строки написанные неизвестным автором в давнее время, расслабленно сидящая в кресле шеф пилота молодая женщина глубоко задумалась над смыслом гимна. Шли тринадцатые сутки полёта шлюпа-рудовоза “Фаэтон – 46”. В обзорных иллюминаторах пилотской каюты  Солнце выглядело не столь впечатляюще, как на Земле. Но для “волков” космических трасс и этого было достаточно, чтобы ощущать себя детьми Солнца. Целью полёта колымаги, как, порой, в шутку называли свой корабль члены экипажа, был пояс астероидов между орбитами Марса и Юпитера.

Ещё в средине XXI века к поясу астероидов был направлен “Одиссей” – новейший по тому времени исследовательский корабль с ионными двигателями и международным экипажем на борту. При подлёте к основному потоку “Одиссей” столкнулся с глыбой, протаранившей ему корпус в районе двигательной установки. Корабль потерял ход и выжил только благодаря выдержке и выучке экипажа. Спасение пришло со стороны индийского челнока “Индра”, которым командовал Кумар Сингх – отец женщины. Эпопея спасения “Одиссея” сейчас известна каждому курсанту Космической академии. Чандра не сомневалась что включение её в экипаж “Фаэтона – 46” – дань памяти подвигу отца. Теперь она хотела сделать то, к чему стремился он. А его целью были поиски жизни или остатков жизни в пределах Солнечной системы помимо Земли.

В воспоминаниях об отце она почти ушла в астрал, из которого её вырвал звук сигнала. Сигнал резкий и пульсирующий ударил по нервам неожиданно, вторгся в её сознание непрошеным гостем, точнее не гостем, строгим хозяином, требующим быстрого и неукоснительно точного исполнения своих желаний. Стряхнув оцепенение, вахтенный –  штурман космического корабля Чандра Сингх быстро взглянула на пульт и обнаружила, что сигналит биорадар. Нажатием кнопки Чандра отключила беспокоящий звук и обратилась к бортовому компьютеру, выполняющему на корабле многочисленные функции:

— Что случилось, Софи?

— Обнаружен объект с биологическими включениями – ответил компьютер женским, хорошо поставленным голосом мягкого тембра, каким обычно разговаривают ведущие новостных программ в голографических стереовизорах.

Имя Софи (от София – мудрая) придумал компу его наладчик Марсель Пазолини, потому что за долгие годы работы машина ни разу не дала неправильного или неточного ответа, рекомендации её были очень полезны и использовались почти всегда на сто процентов. Почти всегда! Но бывали случаи, когда приходилось вносить изменения, исходя из абстрактной логики человека, называемой интуицией. Машина при этом получала урок, который усваивала и, как мудрец, давала в других случаях командиру и другим членам экипажа возможность для манёвра в выборе решений. Таким образом, имя Софи прижилось, да и самой машине, похоже, нравилось.

Софи, предвидя вопросы, которые могут быть заданы по тому или иному случаю, заранее начала самостоятельно прорабатывать задачу по нескольким направлениям. Вот и в данном случае, одновременно с голосовой информацией на большом экране – дисплее возникла картинка, на которой был виден рой хаотично вращающихся обломков разной величины, среди которых был выделен один, включавший в себя биообъект. Рядом высветилась таблица химических элементов и веществ, отображающая химический состав объекта, обнаруженного биорадаром, в процентном отношении к его предполагаемой массе. Глядя на таблицу, Чандра Сингх обнаружила неожиданно большое содержание водорода и кислорода. Догадка пронзила сознание, и она то ли утверждаясь в своём предположении, то ли спрашивая у Софи, проговорила:

— Значит, это глыба льда?

— Возможно! – индеферентно ответила Софи – На таком расстоянии точный анализ невозможен, но то, что в этом объекте имеются компактные включения кальция, абсолютно точно.

— Что это значит? Уточни! – потребовала Чандра.

— Это значит, что по массе и размерам биообъект близок к размерам земного человека.

— Идём на сближение! – скомандовала штурман Чандра Сингх, одновременно с этим вызывая в пилотскую рубку командира.

Софи выстроила схему движения корабля среди хаоса вращающихся астероидов различной величины от мельчайших обломков величиной с песчинку до малой планеты, каждый из которых в случае столкновения мог бы нанести серьёзные повреждения шлюпу, но со времён “Одиссея” прошло немало времени, и корабли, подобные “Фаэтону”, имеют серьёзную электромагнитную защиту.

 

2. Мечта сбывается?

Когда командир вошёл в рубку, первое что он увидел – прочерченную трассу на экране – дисплее к некоему астероиду.

— Куда спешим? – грустно пошутил он – Неужели подфартило найти нечто? Золото, платина, иридий? Медная гора? Алмаз в двадцать тонн весом? Яхонты величиной со слона? – Нотки неприкрытого сарказма звучали в резких, как удар хлыста, вопросах.

Нарочито бесстрастно Чандра Сингх ответила командиру:

— Биорадар подал сигнал об обнаружении биологического объекта. Софи предполагает, что этот объект вморожен в лёд и по своим физическим размерам близок к человеку. Я отдала команду на сближение с астероидом, с целью ознакомления с биообъектом. Разве не в этом состоит главная задача нашей колымаги и её экипажа? – Чандра пытливо вглядывалась в лицо командира своими масличными глазами, ища в нём оценку своим действиям.

Командир в это время подумал о ней, как о человеке только что шагнувшем в историю.

Штурмана Чандру Сингх командир нашёл сам. Случайно. Как-то, в одно из редких возвращений на Землю, он зашёл в Космическую академию, где оказался на экзамене по астронавигации. Выступление слушательницы выпускного курса, а ею была именно Чандра, которая должна была рассчитать сложную траекторию полёта корабля приблизительно такого же класса, как его “Фаэтон”, Зорину очень понравилось. Девушка, виртуозно владея компьютером, отлично справилась с задачей, имея большую экономию энергоресурсов. Казалось, она выдавала решения на мгновение раньше электронного помощника. Зорин сам, являясь неплохим штурманом, порой, решал непростые задачи, но здесь оказался потрясённым.

Узнав фамилию слушательницы, оставил в ректорате предварительную заявку на неё. Когда пришла пора выпуска, у Чандры Сингх, окончившей Академию с отличием, спросили мнение о заявке, и она выразила восторженное согласие, понимая, что только в такой сложной работе, которую выполняет рудовоз, она сможет реализовать свои знания. Тем более что именно там, в зоне астероидов прославился её отец. Так Чандра Сингх попала на корабль, где быстро зарекомендовала себя не только классным штурманом, но и отличным человеком, что называется, – душой компании. Ей симпатизировали все. Казалось, даже робот-техник в её присутствии выполняет работу качественнее. Внимание к ней мужской части экипажа было безграничным, но предпочтений она не давала никому. Со всеми была ровна, словно вся её романтика была заключена только в работе. Марсель как-то, говоря о Чандре, как женщине своей мечты, с грустью перефразировал Пушкина: “Но я работе отдана и буду век я ей верна!”.

Ничего в лице Леонида Зорина не выдавало его эмоций. Опытнейший капитан космического флота, который из сорока двух прожитых лет семнадцать отдал полётам на различных кораблях, молча поглядел на колонку химических формул, которые Софи предупредительно вывела для него на дисплей. Только лёгкое подрагивание кончиков пальцев, плотно обхвативших спинку пилотского кресла, выдавало его внутреннее состояние. И тут Чандра поняла, какими усилиями воли командир сдерживает своё волнение. Она вдруг осознала, что её «железный» командир волнуется…

Да, капитан волновался. Ещё до первого полёта в космос Юрия Гагарина человечество размышляло об обитаемости миров, о встрече людей с галактическим разумом, но проходили годы, а долгожданной встречи не наступало. Люди затрачивали много усилий на поиски внеземной жизни, но всё безрезультатно. Обследование планет Солнечной системы не давали точных ответов об обитаемости Космоса в Галактическом масштабе. Марс, который едва начали осваивать, создавая на нём пригородную для жизни людей атмосферу, упорно прячет тайны под многометровыми барханами своих пустынь и в многочисленных горных пещерах. На других планетах и спутниках обнаружены следы древней цивилизации, но откуда она взялась и куда, затем исчезла, оставалось неясным. Иными скептиками – гелиоцентристами была выдвинута теория о том, что Солнечная система – единственная колыбель разумной жизни во Вселенной. И вот теперь эта долгожданная находка. Чья теория найдёт подтверждение космогонистов или гелиоцентристов? Через несколько часов полёта и манёвров впервые вдали от Земли можно будет увидеть внеземное существо, родственное человеку. А, почему, собственно, человеку? Почему не акуле, какому-нибудь насекомому или земноводному?

Вихрь этих вопросов метался в голове сурового с виду капитана, оказавшегося на самом деле обыкновенным романтиком и мечтателем, который столько времени отдал Космосу, может быть ради воплощения этой мечты, ради этого мгновения, этой минуты. Справившись с волнением, Зорин почти ласково ответил на доклад штурмана:

— Да-да, Чандра, ты совершенно права, наша задача – поиски внеземной жизни. Поэтому я одобряю твои действия. Молодчина! – Зорин прошёл к своему креслу, Чандра заняла рабочее место штурмана.

Чандра Сингх, ошарашенная непривычной лаской командира, смотрела на него, как на необъяснимое чудо. Из шока её вывел тревожный сигнал. Софи немедленно сообщила об угрозе астероидной опасности, предупреждая о необходимости метеоритной защиты.

— Защитное поле включить! – скомандовал командир.

— Есть, включить защитное поле, – как эхо отозвалась штурман, бесшумно нажимая кнопки включения ГЗП (Генератора защитного поля), – Защитное поле включено.

Её слова подтвердил басовитый гул потока электромагнитных волн, поднимающийся в своём звучании всё выше и выше в ультразвуковой диапазон, неразличимый слуху человека. Пока силовая защита обволакивает и укрывает космический корабль, познакомимся с ним поближе…

 

3. Космический корабль и его экипаж.

Шлюп – рудовоз “Фаэтон — 46” – космический челнок 3-го класса, предназначенный для выполнения широкого круга вопросов от поисковых работ до первичной переработки ценного сырья и транспортировки отдельных космических объектов к промышленным базам. Снабжённый малогабаритной и весьма экономичной двигательной установкой ионного типа, корабль был одним из самых скоростных в своём классе и весьма маневренным. Для устойчивой и плодотворной работы экипажа корабль был оснащён гравитационной системой. В течение семи лет корабль исправно нёс службу в составе Международного Космического Агентства (МКА), и жалоб на его техническое состояние не было. Все эти годы бессменным командиром челнока был Леонид Зорин и руководимый им экипаж был давно уже «слётан», каждый знал своё место и свой манёвр, имея в запасе по три-четыре космических профессии, что только приветствовалось руководством МКА.

Для нынешнего полёта, основной целью которого являлся поиск внеземной жизни, корабль дооснастили биологическим радаром высокой разрешительной способности, в чём мы уже успели убедиться, и биомодулем “Вита”, сконструированном специально для такой цели. В него входил составной частью прибор “Возрождение”, с помощью которого можно было клонировать любой биологический объект из ничтожно малого количества исходного материала, подобная задача была по силам генетикам. Это избавляло от необходимости тащить с собой огромный запас продуктов и воды. Генная инженерия царила в практической жизни землян и достигла небывалых высот.

Генные инженеры: биофизик Ясиро Накамура и биохимик Янек Пшебыльский,  включены в состав экипажа для обслуживания модуля. В качестве испытания работы модуля инженеры выращивали из взятых на Земле образцов клонов экзотические овощи и фрукты, весьма разнообразившие меню экипажа. Установка работает безупречно: на “Фаэтоне” уже поёт соловей, с ним перекликаются пара попугайчиков и щегол, в специальном аквариуме плавают рыбки от золотых и гуппи, до совершенно незнакомых, экспериментально созданных генетиками. Янек создавал удивительные букеты из самых экзотических цветов, которые получал на своём приборе, в надежде добиться взаимности Чандры. Цветы девушка принимала, но голову от любви не теряла.

Тигран Аванесян, корабельный кок и заведующий фитомодулем, также отвечающий за системы жизнеобеспечения, разместил новоявленных пассажиров среди зелёных питомцев, утилизирующих углекислый газ из атмосферы корабля. Непревзойдённый балагур и хохмач, он завидовал генетикам белой завистью, тщательно скрываемой за шутками:

— Слушай, когда есть такой прибор, то я на корабле не нужен и мой модуль тоже, да!? – В этом «да» было и восхищение техническим прогрессом, и желание оставаться необходимым в экипаже, быть на высоте собственного положения. Однако очередной шедевр кулинарного искусства, приготовленный собственными руками неизвестно какими ухищрениями, всё ставил на свои места. Он вновь слышал слова восторга и благодарности, ревность к машине отступала, и Тигран по-прежнему шутил и был центром внимания всей команды. Но особенно дорогим для него было внимание хрупкой и нежной Ганночки – Ганны Аванесян, его жены, родом с Полтавщины.

Ганна – врач и психолог корабля, на которой лежит неофициальная функция по организации культурно – массовых мероприятий, проведению памятных дат членов экипажа, праздников. Но главная её обязанность – ежесуточные и систематические занятия всех членов экипажа на тренажёрах в спортивном отсеке. Несмотря на свою кажущуюся хрупкость и беззащитность, Ганна строга и неумолима в требованиях по укреплению здоровья, как физического, так и морального. Самую большую поддержку в работе она имеет со стороны командира Леонида Зорина, который понимает, что здоровый моральный климат среди членов экипажа – залог успешного выполнения любой работы, а в космосе в особенности.




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 1, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное