Плач Цецилии



Как ты полагаешь, дорогой мой читатель, для чего люди ходят в кино?

Ты скажешь:
— Отдохнуть. Получить определённый заряд эмоций. Узнать нечто новое. С кем-нибудь пообщаться (с другом, подругой…). Посмеяться или поплакать – В общем, получится пёстрая картина, сколько людей – столько вариантов ответов. И все они будут верны.
Теперь я задам другой вопрос. Для чего люди ходят на кинокомедии?
— Развеяться. Посмеяться. Отдохнуть от суровой повседневной реальности. – Картина та же. И редко кто скажет, что идёт на кинокомедию рыдать.
Володька Рудин, только что приехавший из совхоза, где напряжённо трудился сначала на сенокосе, затем на хлебоуборке, тоже хотел отдохнуть и посмеяться.
Режим его труда последние два месяца не позволял не то, что нормально посмотреть кино в совхозном клубе, но и просто расслабиться. Порой, на сон оставалось не более четырёх-пяти часов. Он считал, что для своих пятнадцати лет этого отдыха мало. Но, лето зиму кормит; как летом потопаешь, так зимой полопаешь – говорит народная мудрость. Животных тоже зимой кормить чем-то нужно, потому Володька трудился изо всех сил, иначе перед отцом стыдно было бы. Он очень надеялся на помощь сына. У других парни тоже летом баклуши не били, кое-кто из них неплохо заработал, но и Володька не подкачал, хотя вначале бригадир на него смотрел косо.
Накануне, за три дня до начала занятий в школе, отец приехал в совхоз на М-72 и забрал сына домой. Всю обратную дорогу Володька сам правил мотоциклом. Отец, сидя в люльке только жмурился от удовольствия, что сын вырос, возмужал и окреп. Сельский труд он мужчину делает мужчиной.
С дороги мужики сходили в баню, набанились, напарились, отец стопку принял, а сыну ни-ни, рано ещё. Да он и сам к рюмке не тянется. А сегодня Володька модную причёску сварганил – канадку.
Только из парикмахерской вышел, весь красивый и пахнущий «Шипром», навстречу одноклассница – Цецилия Кобылянская. Поздоровались душевно, всё же лето не виделись. Но Цецилия не во вкусе Володьки, хотя он относится к ней терпимо. Другие в её возрасте фигуристые – просто заглядение, а здесь взгляду не за что зацепиться, правда, на мордашку недурна. Девчонка, как девчонка – ничего особенного. Жаль! Однако доброты у неё немеряно, этим она и хороша. Со всеми старается быть в мире, других всех мирит между собой. Правда, парни её избегают. Какие-то странные слухи бродят, но Володька их старается не слушать, поскольку его лично они не касаются.
— Володя. Хочу в кино, сегодня комедия идёт. «Полосатый рейс» называется, может быть, составишь мне компанию? Я и билеты сама куплю…
Тут бы парню задуматься с чего бы это, но Володька уже видел афишу этого фильма в центре посёлка и, в общем-то, планировал сходить в кино. А тут такая удача.
Комедия! Володька обожает кино вообще, а комедии в частности. Когда он в зале смеётся, другие почему-то оборачиваются на него и смеются не с фильма, а заражённые его заливистым смехом. Володька это замечал не раз и уже начал понимать, что его поведение неприлично. Но ничего с собой поделать не может. А уж когда девушка сама приглашает…
— С удовольствием!.. Только, чур, за билеты плачу я. И он протянул Цецилии деньги.
Из-за хозяйственно-бытовых проблем, младший Рудин мог пойти в кино не позже пяти часов по полудни. На этом и сошлись.
К входу в клуб Рудин подошёл, запыхавшись. Он потерял много времени на глажке брюк. Отец как-то обмолвился, что свои брюки мужчина должен гладить сам. Поэтому Володька долго пыхтел и усердствовал, пока привёл брюки в достойный вид.
Цецилия ожидала его стоически, не нервничая, глубоко погруженная в самоё себя. В руках у неё помимо билетов был объёмистый ридикюль. До того, как войти в зал девушка предупредила спутника:
— Володя, ты не пугайся, если со мной будет что-то не так.
Володька, конечно, напрягся, но подумал, что может быть «не так!».
Несмотря на столь ранний сеанс, пятисотместный кинозал быстро заполнился. Среди зрителей оказалось много сверстников. Они не ржали, не подкалывали Володьку, но вид у многих был сочувственный…
Когда фильм закончился, Рудин одним из последних вышел из зала с зарёванной Цецилией полностью оглушённый и опустошённый. Такого просмотра кинокомедии он себе не представлял. Всё началось с того, что на первом же смешном эпизоде Володька услышал справа от себя странные булькающие звуки. Он повернул голову и увидел, что его соседка плачет. Сначала парень подумал, что чем-то обидел её, но она прошептала:
— Мне хорошо. Не обращай на меня внимания. Смотри кино, как будто меня нет.
Худшей пытки нельзя было придумать. Хорошо сказать «не обращай внимания…», а как тут не обратить внимания, когда в самый смешной эпизод врывается не просто плач, а громогласный рёв обиженной медведицы или ослицы.
Отошли к кустам акации, где спутница запихнула в свой ридикюль последний из насквозь промоченных носовых платков. Там их было не менее двух десятков. Она тут же успокоилась и стала обычной, как будто не было недавнего кошмара. Только глаза и распухший нос свидетельствовали о происшедшем.
— Что это с тобой было? – спросил озадаченный кавалер.
— Ах, Володя, я не хотела тебя расстраивать заранее, но моя беда в том, что в кино я плачу. Все смеются, а мне до слёз жалко героев фильма. И я плачу. И ничего поделать с собой не могу от этой привычки. Спасибо, Володя, за выдержку. Ты был со мной до конца. Другие сбегают на средине фильма.
— Я бы тоже сбежал, но совесть не позволила, – подумал Рудин, а вслух спросил, – ты хоть содержание фильма помнишь?
— Конечно, хоть сейчас всё повторю и плакать не буду. А, ты?
— А я кроме тебя никого не видел и ничего не слышал – подумал парень и, оставив последний вопрос девушки без ответа, перевёл разговор на другое…

Они остались друзьями до конца совместной учёбы, но в кино вместе после этого просмотра не ходили больше ни разу.

23.09.09.




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 2, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное