Перекресток



(юмореска)

Огромный машиностроительный завод был построен на значительном удалении от посёлка машиностроителей. Городской транспорт был не способен перевезти огромную массу работников, спешащих в утреннюю смену на свои рабочие места. Даже помощь заводских автобусов, называемых в просторечии “черпаками”, не спасала положение дела. Поэтому многотысячная людская толпа растягивалась каждое утро на несколько километров, невзирая на погоду – люди спешили на работу. Многие считали, что прогулка по свежему воздуху предпочтительнее толкотне в переполненном автобусе. Они выходили загодя из дому и группами и поодиночке неспешно шли к заводу, беседуя на ходу о своих проблемах, либо обмениваясь новостями. Их обгоняли те, кто поспешал, либо те, кто предпочитал сочетать приятное с полезным, убегая от инфаркта.

Её всегда терпеливо ожидали и, как всегда, Она появлялась в последнее мгновение, когда многие из Её группы сгорали от нетерпения, а наиболее нетерпеливые начинали потихоньку двигаться в направлении завода, но не смели возглавить группу. Они не решались уйти первыми, такова была сила Её влияния на всех. Подойдя к группе, она удостоверилась, что её избранник уже весь извёлся от ожидания. Удовлетворённая своими наблюдениями, Она вступила на тропу, которую проложила первой, ещё в те дни, когда завод только начинал строиться, а в посёлке появились первые многоэтажные дома.
Она шла, гордо подняв голову, и мощно разрывала своей грудью плотный утренний воздух, напоенный росным запахом трав и цветов. Воздух щекотал ноздри, пьянил и обещал прекрасный день. Солнце только что огромным багровым диском приподнялось над горизонтом на востоке, а на западе бледнела полноликая луна. Жаворонок уже трепетал в вышине синего неба и низвергал оттуда радостные трели гимна этому утру и природе.
Как всегда, Он шёл за Нею и не позволял никому обогнать себя и вклиниться между ними, любуясь Её походкой, грацией и статью.
— Она великолепна, – думалось Ему – лучше Её нет никого на свете! Эта грациозная походка может кого угодно свести с ума. – Её упругая походка будоражила Его воображение. – А Её глаза… Как прекрасны эти глаза! – Он припомнил Её карие глаза с чёрными, почти фиолетовыми зрачками, опушенными венчиком густых и длинных ресниц – мечтой всех женщин. Высокий лоб Её был обрамлён завитками светлой чёлки, блестящих в лучах солнца, словно свежевымытые и уложенные феном, и придающие Ей кокетливый вид. Он шёл так близко к Ней, что ощущал запах Её ухоженного тела и этот запах, смешанный с запахом луговых трав и цветов был настолько упоителен, что вскипала кровь.
— О, моя прелестница! О, волоокая! – едва не кричал Он своей любимой – Как же ты мне желанна! Я хочу, чтобы ты принадлежала только мне…
Она же в это время украдкой, слегка поворачивая свою головку в Его сторону, оглядывая Его своими огромными влажными очами, черноты морских глубин, куда не доходят солнечные лучи. Ими Она видела в Нём воплощение настоящей силы и мощи, видела, как при ходьбе перекатываются бугры Его упругих мышц. На широком лбу кучерявились тёмные кудри, в Его глазах сверкали молнии диких страстей и желаний, а из раздутых ноздрей, казалось, вот-вот вырвется пламя и опалит Её.
— Он прекрасен! Только Он может быть отцом моего ребёнка – думалось Ей – но пусть помучается, так просто я не сдамся.
Всем своим природным женским чутьём Она ощущала, что нравится Ему, желанна Им, однако природное же коварство заставляло держать Его до поры на расстоянии и играть на Его самолюбии. Он же, словно телёнок, страстно обожал Её на расстоянии, не смея приблизиться, пока Она не позовёт Его сама, любуясь Ею.
— Какая замечательная у Неё сегодня лента! Цвет переливается от голубого к зелёному и очень гармонирует с ковром из трав, расстилавшихся вокруг них.
Тропинка круто поворачивала у заводского забора, пересекая другую, по которой шли и бежали спешащие на работу люди. Она приостановилась, повернула свою красивую голову и … замычала. Высоким, чистым и музыкальным голосом, как рожок пастуха на зорьке, Она призывала отставших коров поспешать. Колокольчик на её шее, подвязанный лентой, переливающей от голубого к зелёному, звякнул. Пастух громко щёлкнул длинным, извивающимся ременным кнутом, подгоняя задних. Стадо плотной группой пересекло людскую тропу, ненадолго задержав людской поток, и пошло к своему выпасу.
Впереди всех шла Она – самая гордая и красивая корова.

г. Орск (октябрь 1984 г.) –
г. Кострома (октябрь 2002 г.).




не в дугутак себенормальнохорошоотлично! (голосов: 2, среднее: 5,00 из 5)



Ваш отзыв

*

  • К читателю
  • Проза
  • Поэзия
  • Родословие
  • Изданное